taksa_ru (taksa_ru) wrote,
taksa_ru
taksa_ru

  • Mood:

Всемирный день поэзии,говорят

Это стихотворение Анненского  посвящено Гумилёву.
Но трудно представить более разных поэтов.
Можете меня презирать,но что-то меня всегда настораживало
в поэзии Николая Гумилёва....Он не мой поэт,увы...
Сегодня это неприятие мне и объяснил Георгий Адамович...
Поэт,которого я люблю и верю ему больше,чем Николаю Степановичу...
Стихо Анненского в статье Адамовича нет..
Уж позволила себе поцитировать настоящие стихи...
Без рацио )))Гумилевского

Было жарко натоплено, пахло лилиями и пылью.

Позади лишь вымершая дача…
Желтая и скользкая… С балкона
Холст повис, ненужный там… но спешно,
Оборвав, сломали георгины.


Как я потом узнал, молчание было вызвано тем,

что Анненский прочел только что свои новые стихи: "День был ранний и молочно-парный, - Скоро в путь..."

С дивана в полутьме уже кто-то поднимался,

уже повисал в воздухе какой-то витиеватый комплимент,

- как вдруг Гумилев нетерпеливо перебил:
- Иннокентий Федорович, к кому обращены ваши стихи?

Анненский, все еще отсутствуя, улыбнулся.
- Вы задаете вопрос, на который сами же хотите ответить... Мы вас слушаем.

Гумилев сказал:
- Вы правы. У меня есть своя теория на этот счет.

Я спросил вас, кому вы пишете стихи, не зная, думали ли вы об этом... Но мне кажется, вы их пишете самому себе.

А еще можно писать стихи другим людям или Богу. Как письмо.

«Во блаженном…» И качнулись клячи:
Маскарад печалей их измаял…
Желтый пес у разоренной дачи
Бил хвостом по ельнику и лаял…

Анненский внимательно посмотрел на него. Он был уже с нами.
- Я никогда об этом не думал.


- Это очень важное различие... Начинается со стиля, а дальше уходит в какие угодно глубины и высоты.

Если себе, то в сущности ставишь только условные знаки,
иероглифы: сам все разберу и пойму, знаете, будто в записной книжке.

Пожалуй, и к Богу то же самое. Не совсем, впрочем.

Но если вы обращаетесь к людям, вам хочется, чтобы вас поняли, и тогда многим приходится жертвовать, многим из того, что лично дорого.


- А вы, Николай Степанович, к кому обращаетесь вы в своих стихах?
- К людям, конечно, - быстро ответил Гумилев.

Анненский помолчал.
- Но можно писать стихи и к Богу... по вашей терминологии... с почтительной просьбой вернуть их обратно, они всегда возвращаются, и они волшебнее тогда, чем другие...

..Желтый пес у разоренной дачи
Бил хвостом по ельнику и лаял…

Но сейчас же, вытянувши лапы,
На песке разлегся, как в постели…
Только мы, как сняли в страхе шляпы —
Так надеть их больше и не смели.

Георгий Адамович «Комментарии»

Журнал "Числа", книга 4, 1930-1931, стр. 214-216 (за подписью Г. А.). В журнальной публикации имелся подзаголовок: "Отрывок"

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment